Инструкция: как отличать друг от друга японцев, корейцев и китайцев

Япония ввела против Южной Кореи торговые санкции, которые неизбежно приведут к снижению товарооборота. Сеул в ответ готов отказаться от сотрудничества в сфере безопасности и обороны. Политологи отмечают, что противостояние двух ведущих государств Восточной Азии может стать еще более ожесточенным

Разница между китайцем и корейцем, и японцем: 9 отличий

Ниже представлен перечень признаков, выявляющих особенности рассматриваемой категории. Они помогут разобраться, как отличить китайца от корейца и японца. Инструментами послужат типичные критерии оценки.

Лицо

Знания физиогномики помогут разгадать азиатский феномен наиболее точно.

У корейцев лицо несколько квадратное, характерные угловатые черты лица, маленький узкий приплюснутый нос, миниатюрный рот, высокий лоб. Очертания волосяного покрова обрамляют лоб радугой. Брови «домиком». Цвет кожи темнее, чем у других.

Лицо китайца круглое, чаще плоское, нос пошире, особенно крылья носа. Рот чуть больше. Выделяются высокие широкие скулы. Брови слегка выгнуты. Кожа светлее.

Японцы имеют более вытянутое лицо правильной овальной формы. Черты их мягче. Аккуратный нос. Тонкие губы обрамляют рот обычного размера. Брови чаще прямые. Самые светлые из всех упомянутых народностей.

Если перед вами азиат с кукольным лицом невообразимой красоты; эталон, сошедший с глянца, это кореец, прибегнувший к медицинской коррекции. На сегодня северная Корея занимает 1 место в мире по пластической хирургии. К ней прибегают все, без гендерных отличий.

лицо

ВАЖНО: Хотя белая кожа в почёте у всех, есть представители неких субкультур в Японии, которые активно пользуются солярием.

Как выглядит русский муж глазами японской жены

Не так давно мне в руки попала необычная книга. Написала ее простая японская женщина Кэйко Иванова, и поэтому уже одной обложки было достаточно, чтобы порвать мои шаблоны в клочья. Книга называется «Харасё-на хиби». Или, если по-русски и с сохранением игры слов – «Харосие дни». Написана она в форме комикса, который повествует о непростой жизни Кэйко Ивановой с ее русским мужем. Отвлекаясь от темы, замечу, что японцы из всего способны сделать комикс, даже из учебника по гражданскому праву.

Вообще-то познания среднего японца о России довольно мало ушли вперед от Геродота с его Гипербореей. В японской ментальной вселенной к северу от Хоккайдо начинается черная дыра, которая тянется примерно до восточных границ Германии, где свет включают снова. При знакомстве с японцами я иногда предлагаю им отгадать, откуда я. При этом даю подсказку: самая близкая к Японии страна. Лучше бы не давал, потому что в этом месте мозг собеседника совершает недопустимую операцию и принудительно закрывается. Варианты «Корея», «Китай» и «Тайвань» плохо сочетаются с моей внешностью. Варианты «США», «Австралия» и «Новая Зеландия» – со школьным курсом географии. Примерно к тому моменту, когда смутные воспоминания о географии рискуют перейти в хлипкие познания в астрономии, я являю несказанную милость и говорю: «Россия».

Россия – это «холодно» и «водка». Это вопросы типа «а лето у вас вообще есть?». Это Путин, Чебурашка и КГБ, наконец. Чтобы не дать собеседнику окончательно потерять лицо, мягко замечу, что и для среднего русского Япония – это где самураи в компании гейш едят суши. Но факт остается фактом: о ближайшем соседе японцы не знают почти ничего, даже само ближайшее соседство проходит мимо них. Нам незнание еще простительно: у нас соседи от Норвегии до Северной Кореи, разве всех упомнишь? А мы у японцев такие близкие одни. Обидно, Дзин.

Несмотря на такое безобразие, блог Ивановой-сан (японоговорящие приглашаются) пользуется в Японии большой популярностью: за год его посетили больше миллиона пользователей. Итак, какие они – эти странные русские?

Догнать и перегнать синкансэн

Прежде всего выясняется, что вопреки сложившемуся в Японии стереотипу о строгих людях в ушанках, русские – люди непосредственные и импульсивные. Приезжает свекровь Ивановой-сан в Японию и идет на вокзал, где ей нужно сесть на японский суперэкспресс-синкансэн. Ну, не идет она, конечно, а бежит, потому что у русских принято опаздывать. У синкансэнов опаздывать не принято: «Осторожно, двери закрываются» – поезд улетает в сиреневую даль. Изба горит, кони скачут – что делает в этой ситуации русская женщина? Правильно, бежит за самым быстрым в мире поездом по платформе и пытается открыть герметичные двери. Работники японской ЖД, преодолев когнитивный диссонанс и скорость звука, на бегу пытаются этому безобразию помешать, но за билет же «деньги плочены». Расшвыривая субтильных японцев, свекровь продолжает набирать скорость и стучать в двери и окна синкансэна…

Услышав эту историю, мои японские друзья сделали большие глаза: «Но это же опасно!» Пришлось объяснить, что в далеком советском прошлом моя тетя, взяв детей и мужа в охапку, останавливала таким манером реактивный самолет. И остановила, слово чести!

Далее, эти странные русские и на машинах ездят странно. Когда не знают дорогу, русские останавливаются рядом с такси или автобусом и спрашивают! При наличии навигатора. Иванова-сан рассказывает случай, как ее муж, заблудившись, подъехал таким манером к таксисту и попросил помочь. Добрый таксист, видя мучения иностранца, сказал: «Езжай за мной». На первом же повороте ведомый, увлекшись пейзажем, забыл о ведущем и свернул в другую сторону. Японский таксист, верный долгу гири, потом полдня за ним гонялся…

Или вот еще: в далекой древности русские жили в домах, которые называются «комунарука», потому что слишком много жилой площади – это плохо. Поэтому «комунарука» – это когда в одной квартире с тобой живут незнакомые люди, представляете?

Тут необходимо лирическое отступление. Японцы очень дорожат личным пространством. Пусть 8 квадратных метров – но свои. Первый год в Японии я прожил в студенческом общежитии. Так вот, при местной тесноте у меня была практически своя квартира: спальня, кухня, душ и туалет. И так у каждого в общежитии. А жить в одной комнате с посторонними – ну как же это, Курирофу-сан?

Возвращаясь к «комунарукам». Там юный муж Ивановой-сан получил от своего соседа Урадзимиру-сан важнейший урок для русского мужчины: как бороться с похмельем. Слово «похмелье», кстати, есть и в японском – «фуцука ёй», дословно – «опьянение второго дня». А вот слова «запой» нет, мне его пришлось объяснять описательно: «Это такой продолжительный „фуцука ёй“». Чтобы объяснить, как русские добиваются такого эффекта, а главное – зачем они это делают, приходится углубляться в страноведение, рассказывая о булгаковском «лечении подобного подобным». Да, русские пьют, чтобы избавиться от «опьянения второго дня». Вот такая диалектика, ваш ход.

А теперь самое время снова почувствовать гордость за свою страну. В рамках борьбы с «фуцука ёй» Урадзимиру-сан столкнулся с непреодолимым препятствием – руки трясутся. Налить-то еще получается, а вот донести до рта – уже нет. Решение было найдено гениальное. Урадзимиру-сан обматывал правую руку со стаканом полотенцем, вешал полотенце на шею и… тянул свободный конец левой рукой. Рука со стаканом поднималась, а шея стабилизировала нежелательные возвратно-поступательные движения…

Питание в СССР также было процессом весьма увлекательным, не то что в нынешней Японии. Покупаешь, например, консервы с фасолью – а там голубцы! Или наоборот. Покупать фасоль, зная, что там точно фасоль, русским, наверное, неинтересно. А сами консервы, кстати, были в большом дефиците. Звонит кто-нибудь свекрови Ивановой-сан на работу, мол, в универмаг дефицит привезли, так весь отдел бежит в универмаг стоять в очереди, и – немыслимое для японца – работа прекращается!

Больше стереотипов

Но это все анекдоты, а сама книга написана с большой любовью к России. Кэйко Иванова рассказывает о том, как распался СССР и как трудно жить, когда исчезает твоя страна. Как советская молодежь больше всего мечтала о джинсах. Как по улицам Москвы ездят странные автобусы с рогами. И о многом другом, что заметно расширяет стандартный набор «водка-медведь-балалайка».

Разумеется, японцу интересно только необычное, а то, что мы вполне нормальные люди в промежутках между длительными «фуцука ёй», остается за скобками. С другой стороны, не будь в нас необычного, мы бы не были другим интересны. И о жизни с русским мужем никто не написал бы комикса, как их не пишут о жизни с мужем-американцем, например. Так что некоторые стереотипы можно спокойно конвертировать в бренд. Нужно всего-то… немного самоиронии. У нас, разумеется, особый путь во всем, особенно в лечении похмелья, но не надо к этому относиться так серьезно.

В связи с этим – последний «анекдот», уже из моей коллекции. В ходе войны несколько десятков тысяч японских военнопленных оказались в советских лагерях. Среди них был дед моей подруги по институту. В плену он наблюдал, как его соотечественники один за другим умирают от голода, и понял, что для того, чтобы выжить, ему нужно выучить русский язык и стать в лагере переводчиком.

Сейчас дедушке 90 лет, и он забыл не только родной японский, но даже имена родственников. Но русский язык советский лагерник Ёсио Цугава не забыл! И живет он на Хоккайдо, потому что в Токио слишком тепло. Так что мы с японцами ближе друг другу, чем кажется.

Глаза

Отличный способ безошибочно определить эти народности — присмотреться к глазам. «Да все они узкоглазые и научиться различать так уж точно не по глазам», — скажут многие. Далее можно будет убедиться, что это далеко не так.

Представителей Китая выдают узкие глаза, взлетающие по внешнему краю относительно переносицы словно крылья птицы. По общему восприятию создают кошачью мордочку.

У кореянки они побольше, миндалевидной формы.

У японки «очи черные» размещены словно на проведенной горизонтали, слегка навыкат, сверху обрамлены горизонтальными бровями «черточками».

Девушки пытаются приблизиться к внешности европейцев, увеличивая разрез глаз, активно используя декоративную косметику: густые наращенные или накладные ресницы, чаще с отступлением от их линии роста; подводка; подкрашенные брови.

Еще одной характерной особенностью фенотипа азиатов считаются веки. Они у них со своеобразной складочкой, называемой эпикантусом.

веки

Причёска

Судя по прическе, китаянки более консервативны, предпочитают носить длинные прямые волосы, среди парней популярны стрижки «под горшок» или зачесывание челок набок.

Корейские юноши решаются на эксперименты с волосами: выстригают виски, формируют типовые прически. Девушки любят несколько высветленные волосы, разные оттенки каштанового, стараются придать им объем. Встречаются и с короткой стрижкой.

Жители Японии наиболее продвинуты в стилевом решении. Тут эксперименты проводятся и с цветом (наибольшее разнообразие), и со стрижками. В формировании стиля обильно используют воск.

японка

Макияж

Общая особенность — характерна желтоватая кожа, популярна белая. По этой причине все представительницы прекрасного пола стараются отбелить себе лицо и все видимые участки кожи всеми возможными способами. Косметические препараты с активным отбеливающим эффектом — самый востребованный товар, не залеживающийся на полках торговых сетей. Популярна корректировка овала лица с использованием бронзатора, скульптора и других всевозможных хитростей мэй-капа.

Китайские женщины декоративной косметикой пользуются мало, корейцы — больше, японцы — в большом изобилии для вечернего макияжа. На традиционных праздниках часто можно увидеть «грим гейши».

Тщательно оберегается тело от излишней инсоляции, дабы предупредить нежелательный загар и старение кожи. Самые белокожие среди азиатов — японцы.

кореянка

Это фото кореянки позволит сравнить изменение внешности. Косметика обладает волшебной особенностью видоизменять узкие глаза.

Пластика


0
Наконец, одной из отличительных черт корейских женщин и мужчин часто являются «сделанные», кукольные лица. Пластическая хирургия в Корее — один из главных трендов. По статистике, Южная Корея занимает первое место в мире по проведению пластических операций как среди женского, так и мужского населения. Так что если перед вами лицо эталонной азиатской красоты, немного неестественно преувеличенной, то скорее всего это кореянка или кореец.

Телосложение

Многие считают, что все азиаты внешне схожи и по телосложению: маленькие и тощие, а к старости — скрюченные. Это не так. Они разные, но процент полных людей очень мал. Причина кроется в здоровом питании. Рыба, рис, морепродукты, морская капуста — вот обычный рацион японца. В этих странах не популярен фаст-фуд, а потому практически нет заболеваний, связанных с нарушением обменных процессов.

Среди современной молодежи много атлетически сложенных людей. Видно, что они не обходят стороной тренажерные залы. Восточные единоборства, практики цигун и ушу помогают ликвидировать застойные явления как в отдельных органах, так и во всём организме, способствуя правильному распределению потоков энергии по меридианам. Эти факторы способствуют достижению прекрасного самочувствия и здоровья.

Спорт — скульптор тела

Одежда

Китаянки без особого трепыхания относятся к своему гардеробу. В сравнении с другими представителями рассматриваемой группы явно проигрывают. Формируют не совсем удачные комбинации как по цветовому решению, так и по стилю, легко смешивая в одном комплекте конфликтующие вариации. Это их не особо заботит. Излюбленная одежда китайских мужчин среднего возраста — дешевая спортивная одежда. Представители привилегированных кругов общества одеваются намного изысканней, но на общем фоне их мало. В деловом гардеробе превалирует классика.

Лидеры по стилю, по правильному формированию гардероба снова японцы.

Их стиль безупречен, выдержан. Они узнаваемы. Если японец и облачен в спортивный костюм, то он будет непременно дорогой, брендовый. Самураи знают себе цену. Они самые холеные среди азиатов.

По стилю одежды корейцы — нечто среднее между китайцами и японцами. Одеваются сравнительно лучше китайцев, но есть к чему стремиться. Отдают предпочтение сексуальности, порой проступает дерзость. На национальных праздниках лидирует народный стиль.

Кимоно — основа основ

Поведение

Китайцы отличаются на общем фоне наиболее ярко. Они более бесцеремонны и эмоциональны. Закатить на виду у всех скандал, пустить слезу, изобразить из себя жертву обмана или открыто обсыпать комплиментами первого встречного — это все о них. В транспорте ведут себя менее сдержанно, имеют обыкновение болтать во всеуслышание между собой или по телефону.

Ответить на вопрос: чем отличаются японцы от китайцев по поведенческим признакам проще простого. Японцы ненавязчивы, несколько отстранённы. Ведут себя в общественных местах весьма достойно, в деловых отношениях — деликатны. Не в их правилах устраивать публичные разборки, вести громкие диалоги. Говорят вполголоса, поэтому в их окружении всегда тихо. Японцы не лезут в чужую жизнь, корректны. Нет смысла их даже сравнивать по этому критерию с корейцами, для которых типична напускная вежливость и учтивость. Поведение часто ориентировано на публику. Нет жесткой поведенческой линии в общении, она меняется, не стабильна, изменчива.

Японцы при встрече

Новое в блогах

В первый раз я столкнулся с удивительным характером местных девушек, когда спрашивал у одной из них на пекинской улице, как проехать к ближайшей станции метро. Когда я остановил ее, она взглянула на меня с робостью, если не со страхом, явно не понимая, что я хочу рассказать ей на своем английском. Чтобы помочь ей, я протянул ей карту, где все было обозначено и латиницей (для иностранцев), и иероглифами (для местных жителей). Взяв ее в руки, девушка добросовестно попыталась в ней разобраться, но от волнения или по какой другой причине не смогла этого сделать. Я видел, что она потерялась, как школьница перед строгим учителем, но не понимал причины этого, и стал показывать ей по карте, где мы находимся и какая станция метро мне нужна (впоследствии выяснилось, что задача эта вообще не имеет решения и до метро можно было добраться только на такси). Чем больше я добивался от девушки, тем более беспомощной она выглядела, но все-таки не возвращала мне мою карту, а разглядывала ее и все старалась найти там то, что я требую, или по крайней мере сделать вид, что она ищет. Наконец, явно собравшись с духом, девушка протянула мне карту и сказала «No!» — наверное, единственное английское выражение, которое она знала.

Я хотел спросить у нее еще что-то, но, взглянув на ее лицо, вдруг увидел, что глаза у девушки полны слез. Поблагодарив ее, я поспешно ретировался, но потом долго еще не мог прийти в себя. Этот случай врезался мне в память и сильно изменил мои представления о китайцах. Этот народ сам по себе очень деликатен, но своих женщин он воспитывает так, что эти качества развиваются у них в превосходной степени. Когда мне вспоминалась эта китайская девушка, стоявшая с таким беззащитным видом, у меня перед глазами моментально появлялось en pendant одно и то же видение: какая-нибудь питерская молодая секретарша, дорого и модно одетая, вышедшая из своего офиса на лестницу покурить и опершаяся на перила с ледяным и независимым видом. Меня такие существа обычно не удостаивают даже взглядом, а если и удостаивают, то коротким и пренебрежительным. Куда уж мне, конечно, до их вселенского величия. В принципе, я ничего и не требую от них, но вот саму по себе эту волну холодности, которой они обдают при неосторожном приближении к ним на близкое расстояние, я переношу достаточно тяжело. С чего, казалось бы, относиться так к первому встречному, о котором еще ничего не знаешь, и, скорее всего, никогда и не узнаешь? Откуда вообще у них берется самомнение таких непомерных размеров? Когда мне случалось поговорить с ними, чаще всего оказывалось, что не то что ничего из себя не представляют, но иногда и просто ужасают узостью своего умственного и жизненного кругозора. И тем не менее я сам чувствую себя перед ними, как школьник, не выучивший урока и вообще неспособный что-нибудь понять в большой и взрослой жизни. И так же они ко мне и относятся. Я замечал это очень давно, но никогда не мог понять, с чем это связано. Мне казалось, что все дело во мне, что это я тут недопонимаю чего-то очень важного, чего-то известного всем, кроме меня. Каких только попыток я не предпринимал, как только не лез вон из кожи, чтобы нащупать ту линию поведения, которая заставит их относиться ко мне по-другому, по-настоящему! Я менял свой социальный статус от студента до главы компании, я зарабатывал за месяц двух или трехгодичную среднюю зарплату, я превращался на глазах из меланхолика в легкомысленного весельчака, сыплющего плоскими остротами, в которые не дай Бог было заронить хоть капельку настоящего смысла и ума — недоуменный взгляд, следующий за таким жестоким промахом, разом давал мне понять, что мое актерское искусство дало трещину и я пропал, проговорился. Мне давали разные советы, как себя вести, какую еще маску на себя надеть (причем самым трудным и жестоким требованием было «вести себя совершенно естественно» — кто его знает, как ее, эту естественность, изображать).

Измучившись с капризными и своенравными питерскими девушками, я наконец решил, что, может быть, стоит попытать счастья с барышнями из провинции, и пригласил к себе в гости киевлянку — совсем недавно, перед самой поездкой в Китай. Три дня я извивался перед этой la belle dame sans merci, как уж на сковородке (и чувствовал себя при этом примерно так же). В конце концов обнаружилось, что она вовсе и не собиралась никогда замуж, а если бы и собралась, то уж во всяком случае не за меня. И даже если бы я ей и понравился, то прежде чем решиться на такой важный и ответственный шаг, нужно «встречаться» никак не менее года, после чего, может быть, что-то и прояснится. У меня прояснилось все сразу. Я, конечно, понимаю, что любой товар хочется продать подороже. В конце концов, у меня (говорил я себе) есть и ум, и талант, и образование, и деньги, и общественное положение, и любые, самые заманчивые возможности, и воля, которая позволяет их добиваться, а у них ничего нет, кроме того, что и выставляют на продажу в этом случае (не могу, к сожалению, назвать здесь вещи своими именами). Вот и приходится набивать цену всеми доступными средствами. Но такого изуверства я все-таки не мог ожидать: целый год трепать человеку нервы, изводить его неверной надеждой, заставлять его заискивать и унижаться, чтобы потом, вполне возможно, упорхнуть куда-нибудь и даже не задуматься ни о каких последствиях и ни о какой ответственности. Причем это идет у наших девушек не от каких-нибудь неприятных черт их характера, который часто бывает достаточно мягкий и деликатный, а просто от их крайней избалованности. Не знаю, откуда она взялась и почему дошла до такой степени.

Вполне возможно, что телевизионные сериалы, любовные романы и дамские журналы сыграли здесь свою роковую роль. Они воспитывают в наших девушках такие ожидания, которые потом уже ничем не оправдать. Бог его знает, кого они ждут для себя — по крайней мере, сказочного принца. А если девушке еще и посчастливилось иметь привлекательную внешность, то тут уже ее притязания начинают доходить просто до Геркулесовых столбов. Но ведь невозможно жить с такими запросами и в таком отрыве от реальности, это значит, что жизнь будет безнадежно испорчена. Нельзя требовать от жизни больше, чем она в состоянии дать, иначе она превратится в длинный ряд жестоких разочарований. Те вконец разочарованные особы женского пола, с которыми мы так часто сталкиваемся — это неизбежное следствие такого подхода. Странно только, что им почему-то так и не удается при этом упасть с небес на землю, а если и удается, то ненадолго. Очень скоро они снова каким-то образом там оказываются.

Но я всегда, повторяю, думал, что дело здесь во мне, а не в них, что я никак не могу проникнуть в какую-то тайну, открытую всем, кроме меня. Юный Джойс испытывал очень сходное чувство, иначе не заставил бы своего alter ego в «Цирцее» воскликнуть «со страстной жаждой»: tell me the word, mother, if you know now, the word known to all men (скажи мне слово, что знают все). Поездка в Китай перевернула все мои представления об этом. Там девушки и выглядят, и ведут себя, и относятся к мужчинам совсем по-другому, чем у нас, потому что они воспитаны совершенно по-другому. Не все из них были такими робкими, как та, первая, не все оказывались юными и симпатичными, но каждый раз после того как мне доводилось пообщаться с ними хоть две минуты, я настолько проникался их грустным обаянием, что долго потом не мог думать о чем-то другом. Я так надоел Диме со своими восторгами по этому поводу, что он начал в таких случаях с серьезным видом предлагать мне забирать их всех с собой — или оставаться здесь, в конце концов. Не знаю почему, но я каждый раз в таких случаях как-то забывал, что все это шутки, и сам начинал о чем-то задумываться и на что-то надеяться. Но языковой барьер помешал мне продвинуться в этом направлении. Даже те девушки, которые работали у нас в отеле, не говорили по-английски до такой степени, что каждую написанную мной на листочке фразу они были вынуждены читать вслух по телефону — и там, на другом конце провода, им по-китайски сообщали, чего же я хочу. Воображаю, как бы я таким образом объяснял бы им, что мне понадобилось на этот раз. Впрочем, в Китае, говорят, к браку подходят совсем не так, как у нас. У нас все это превращают в какие-то бессмысленные игрища, с цветами, ресторанами, идиотскими ужинами при свечах и продолжительными нездоровыми сидениями на скамейках в сырых и промозглых парках (Гоголь издевательски называл это «вечернее стоянье у ворот и политичное держанье за белы ручки»). В Китае же к делу подходят здраво и серьезно. Там можно просто и прямо предложить девушке выйти за тебя замуж, после чего она подумает, взвесит все, и либо откажется, либо согласится. У нас же, если при этом не будешь придерживаться сложнейшего, скрупулезно разработанного ритуала со всей тщательностью, то это предложение никто даже и не воспримет всерьез. У нас нужно уметь «подать себя», «произвести впечатление», «пустить пыль в глаза», «показать товар лицом», и при этом еще и «держаться солидно и уверенно».

В Китае же, несмотря на их извечное конфуцианское пристрастие к «ли» (ритуалу, церемонии, этикету, приличию), нет таких жестоких требований. Впрочем, у нас это и ритуалом-то назвать нельзя. Это не китайский веками выработанный обычай, а просто следствие бесконечной избалованности наших девушек, которым дали слишком много воли. В Китае всегда к этому вопросу более серьезно и с большим смыслом и толком. Там, кстати, и замуж-то начали выходить по собственному выбору и желанию только с 1949 года. Семейное и общественное начало там во все времена всецело господствовало над индивидуальным, и это самый верный и благоразумный подход к общественному устройству. «Китаец женится не потому, что любит», писал русский китаевед Д. Покотилов, «а потому, что это нужно для общих семейных интересов. Личный выбор и вкус не играют во всем этом деле никакой роли. Вопрос полностью решается старшими членами семьи». Часто будущие жених и невеста были помолвлены с детства, а иногда еще и до своего рождения, и брак заключался в любом случае, даже если они совсем не подходили друг другу. Китайская мораль не одобряла и никаких особых нежностей между женихом и невестой. Собственно говоря, они практически никогда и не видели друг друга до самой свадьбы, это считалось излишним, бессмысленным и неприличным.

В семейной жизни от женщины требовалась покорность, покорность, и еще раз покорность. «В наши дни много мужей, которые боятся своих жен. Корень зла состоит в следующем: когда ты взял в жены женщину и не воспитывал ее, она понемногу портилась», гласит китайское наставление мужьям. Как же нужно воспитывать жену? «Когда ты взял жену, то прежде всего научи ее, как проявлять почтительность к отцу и матери, как быть послушной — чтобы она утром пораньше вставала, а вечером поздно ложилась спать, беспокоилась об урожае и экономии хлеба. Если она проявит плохой характер, то увещевай ее хорошими словами». Жена должна быть «чистой тенью и простым отголоском мужа», говорит китайская мудрость. Жена не имела права есть вместе с мужем и вообще должна была поменьше с ним общаться. Общалась она в основном со свекровью, которая имела над невесткой полную и ничем не ограниченную власть и тиранила ее вдоволь (вспоминая, должно быть, те времена, когда она сама была молодой женой). Неудивительно, что пройдя такую историческую школу, китайские девушки сейчас производят впечатление ангельских созданий. Конечно, в наши времена с ними уже не обращаются так сурово, как раньше, но и волны эмансипации, к счастью, пока обходят Китай стороной.

Но дело даже не в том, что девушки в Китае воспитываются в идеалах терпения и покорности. Характеры у них, наверное, очень разные, как и везде, и никакая муштра не исправит дурной нрав, если уж кто-то наделен им от рождения. Когда я разговаривал с китайскими девушками, меня удивляло не столько то, с каким почтительным вниманием они ко мне относились, сколько их наивность и простодушие. Они ведут себя как дети, и, похоже, никогда не задумываются о том, какое впечатление они производят на окружающих. Наши же девушки уже с очень раннего возраста придают этому огромное значение. Если молодая китаянка входит в комнату, где полно народу, то она не ждет, что все повернутся и обратят на нее внимание, и это сразу очень заметно по ее поведению. Наша же девушка, если мотнет головой, например, то совсем не для того, чтобы поправить прическу, а для того, чтобы все увидели, как эффектно выглядит копна ее рассыпающихся волос. Дима тоже стал подмечать эту характерную особенность китайских девушек: вот смотри, говорил он мне в вагоне шанхайской электрички, они ведут себя совершенно по-другому, чем наши, как будто даже и не стремятся привлечь к себе внимание, встают, если хотят встать, и потягиваются, если им хочется потянуться. Да, отвечал я ему с чувством, наша девушка уж если потянется, так хоть святых выноси. Надо сказать, что меня безмерно задевали все эти частности.

Я, конечно, отвел душу в Китае, отдыхая от моих чрезмерно цивилизованных соотечественниц, но ведь в скором времени мне надо было возвращаться обратно домой и снова попадать в ту атмосферу войны и соперничества, которая так свойственна у нас отношениям между полами. Но меня сильно утешало сознание, что не везде, оказывается, это дело поставлено так по-дурацки, как у нас. Раньше я не мог поверить, что я один тут подхожу к делу здраво и разумно, иду в ногу, когда весь взвод идет не в ногу. Но теперь я твердо знал, что есть огромная страна, целый мир, можно сказать, по населению превышающий весь наш Запад вместе взятый (с Россией, Европой и Америкой), где все это устроено по-настоящему, по-человечески, так, как мне и хотелось бы. Эта внезапно обретенная уверенность в своей правоте бальзамом проливалась на мою душу. До путешествия по Китаю я никогда бы не догадался, что причина моих неудач заключается не в том, что я что-то делаю неправильно и не могу, не в состоянии понять, как это поправить, а в том, что общий подход к этому делу у нас на Западе в корне неверен и порочен. Может быть, это просто следствие того, что наша цивилизация уже вырождается самым явственным образом. Когда-нибудь этот закат, давно уже предсказанный, должен был наконец наступить.

Первые сложности

Еще несколько лет назад считалось, что азиаты могут отличить друг друга в толпе. Однако это утверждение не более чем стереотип. Когда у одной китаянки спросили, может ли она отличить в толпе азиаток японку, та ответила, что легко – по имени. На самом деле, если проводить сравнение китаянки и японки, основные отличия сложно отыскать. Все дело в том, что на территории Китая проживает 56 народностей. Представители некоторых национальных групп совершенно не похожи на китайцев. По крайней мере не так, как мы себе это представляем. Так что определить фенотип среднестатистической китаянки очень сложно.

Такую же ситуацию можно наблюдать в Стране восходящего солнца. Япония хоть и была закрыта для посещений иностранцами длительное время, но пережила не один миграционный поток корейцев и китайцев. Так что фенотип японок тоже изменился.

Язык

Значимый критерий различий рассматриваемых народностей — манера разговора и речевой фон. Китайский язык отличает характерное восходящее и нисходящее фоновое звучание (их 4). Смена интонации влияет на смысловую нагрузку. Речь звучит эмоционально, с фоновыми перепадами.

Различить японский язык легко — звучит органично, без рывков и выпадов. Монотонно-вежливые нотки речи без ударений и тоновых скачков комфортны для восприятия, речь приглушенна.

Корейский язык имеет много слов с сочетанием согласных «кх», «тх», «чх», отчего при случайном свидетельстве их диалога невольно настораживаешься. Почему-то кажется, что они постоянно ругаются. В конце фраз они вставляют одни и те же слова — фразы учтивости, которые можно научиться различать.

письменность

Вьетнамская девушка

Эти критерии составляют базовый перечень возможных отличий, но он весьма условен. В последнее время наблюдается массовая ассимиляция общества. Ввиду популяризации в нашем обществе смешанных браков постепенно стираются многие грани и различия. Узкоглазые или нет, все мы разные внешне, но каждый по-своему уникален. Не стоит быть сторонником превосходства одного народа над другими. Внешние признаки индивидуума лишь его внешняя отличительная особенность. Важно поставить во главу угла моральные, культурные и другие общечеловеческие ценности, сосуществующие в гармонии со вселенскими. Уважительное отношение к чужой культуре и менталитету, толерантность и сотрудничество — вот насущные задачи современности.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...